27 Февраля 2019
NATIONAL GEOGRAPHIC: о ненцах-баптистах

NATIONAL GEOGRAPHIC: о ненцах-баптистах

20 февраля на сайте  NATIONAL GEOGRAPHIC была опубликована заметка о путешествии в места обитания коренных ненцев (север Республики Коми). В этой заметке так же упоминаются баптисты, которые составляют немалую долю коренного населения. Так же упоминается крупная община, исповедующая взгляды евангельских-христиан-баптистов "Ямб то" (кочующая община, насчитывающая около 100 человек). Приводим выдержки из статьи:

В принципе, цель любого путешествия — людей посмотреть. Но в некоторых случаях это может называться этнографическим туризмом. В этнографическом туре главная достопримечательность – сами местные жители: их быт и культура, фольклор и народные промыслы. Такая поездка – уникальная возможность хоть пару дней провести с теми, кто сумел сохранить уклад жизни своих предков.

Ненцы – самый многочисленный из малочисленных народов на Русском Севере, сейчас их насчитывается около 47 000–48 000 человек. Они живут в Ненецком, Ямало-Ненецком, Ханты-Мансийском и Таймырском округах, Республике Коми и Тюменской области. 

«Интересно, что ненцы (кстати, это слово переводится как «настоящие люди», а раньше их называли самоедами) – не такой уж и коренной народ для Севера. Считается, что их предки переселились сюда из Южной Сибири, с Саянского нагорья в I–XI вв. н. э

В Ненецком округе порядка 25 оленеводческих хозяйств самых разных форм собственности – есть производственные кооперативы, семейно-родовые общины, унитарное предприятие и даже фермерское хозяйство. Но, пожалуй, ни одно из них не может сравниться с традиционной общиной «Ямб то», председатель которой Фёдор Григорьевич Нокрета уже несколько лет принимает у себя главный праздник ненецких оленеводов – День оленя. Это мероприятие для своих, но гостей на него ждут с нетерпением – правда, добраться сюда, на пустынный берег Карского моря, непросто: готовьтесь к нескольким часам полёта на трясучем Ми-8 или перелёту в посёлок Амдерма и последующему путешествию на вездеходе-трэколе. Главное мероприятие Дня оленя – национальные игры, которые с небольшими перерывами длятся больше суток. Уже в вертолёте замечаю румяную ненецкую девушку в нарядном платье и с маленьким ребёнком на руках. – Возили в город к зубному, – сообщает моя словоохотливая соседка, городская ненка, которая тоже приглашена на праздник. Состав пассажиров – самый пёстрый, и почти все летят по делу – тут и ансамбль из нарьян-марского Дома культуры, и чиновники, и учёные из Архангельского университета. У юного Владимира Вылки задача самая ответственная – он работает в оленеводческом кооперативе под Нарьян-Маром и летит просить руки у девушки из общины. – Как же ты про неё узнал? – Увидел в YouTube её интервью корреспонденту местной газеты. В центре салона – множество подарков для членов «Ямб то»: игрушки, телевизоры, радиолы. – Но зачем всё это в тундре? – изумляюсь я. – Каждый хозяин чума давно обзавёлся дизель-генератором, у некоторых есть снегоходы и квадроциклы, и почти у всех – смартфоны, –отзывается соседка. – Конечно, сеть и телесигнал ловятся только вблизи населённых пунктов, которых в тундре почти нет. Зато это чуть ли не единственная община, где до сих пор ставят чумы, а не палатки, носят традиционные одежды, поддерживают национальную культуру. И совсем не пьют – баптисты! 

На ежегодный День оленя в Ненецком автономном округе кочевники приезжают за десятки километров. У себя в чуме Фёдор Григорьевич по-купечески чинно потягивает чай из блюдечка, щуря от удовольствия глаза. По бокам на накрытых клеёнкой низких столах угощения – сушки, конфеты, пряники, банки со сгущёнкой. И миски с варёной олениной – главным местным кушаньем. – Мясо свежее, парное, оленей забили перед вашим приездом, – улыбается Фёдор Григорьевич, пока хлопочущие хозяйки подливают всем бульон. Снаружи у чума лежат свежие туши. Ненцы отрезают от них кусочки мяса, макают в соль и с наслаждением смакуют. – Вы только оленей тут едите? – спрашиваю молодого, рослого, краснощёкого и разговорчивого Юрия. – Не, всяко разно. Рыбу, зайцев тоже. – А овощи и фрукты? – Не, не привыкли. 

– Сколько у вас оленей? – спрашиваю у наряженного в малицу Афанасия Семёновича Валея. Он мнётся (задать такой вопрос ненцу – всё равно что выяснять, сколько денег на счету в банке у незнакомого человека), но потом признаётся – около 700. Всего же в общине – около 15 000 оленей. – И как же вы их различаете? – А вы коров различаете? А людей? – смеётся Афанасий Семёнович. – У каждого оленя свой размер, форма, оттенок шерсти. – А сколько километров в день вы проходите во время кочевья и как долго можете провести на одном месте? – По-разному, обычно идём до десяти километров и стоим по нескольку дней. Утром перед отлётом я успеваю сбегать на безлюдный пляж Карского моря. В вертолёте встречаю грустного Владимира Вылку: отец девушки отказал без объяснений. И всю обратную дорогу к цивилизации я думаю о любви. Той, что сближает нас и кочевников-ненцев, – любви к перемене мест. Но для нас путешествие – отдых, а для них – вся жизнь. Такая простая, такая бесхитростная, но такая настоящая, что даже после одного дня в тундре и одной ночи в чуме я уже немножко завидую им – ненцам из общины «Ямб то». 

В Ненецкий автономный округ можно приезжать круглый год, но туристичес­ким сезоном считаются периоды с декабря по апрель и с июня по сентябрь. День оленя проводится в начале августа, даты могут меняться.

ИСТОЧНИК: NATIONAL GEOGRAPHIC

МАТЕРИАЛ ПО ТЕМЕ: 

МИССИОНЕРСКАЯ ПОЕЗДКА НА КРАЙ ЗЕМЛИ

МИССИОНЕРЫ НА КРАЙНЕМ СЕВЕРЕ







Возврат к списку